Александр Четвериков

Главная / Пресс-клуб

Курянин дошел на лыжах до Южного полюса

 

Когда-то в советское время границы были на замке, и поездка за рубеж казалась большинству жителей СССР чем-то из области фантастики. Сегодня ситуация кардинально иная. Причем настолько, что сафари в Африке уже никого особенно не удивишь. Где только куряне не бывают! Предлагаем вам рассказать о своих необычных путешествиях в экзотические страны. А сегодня мы поведаем о том, как Александр Четвериков покорил Антарктиду и что ему пришлось пережить, отправляясь пешком на Южный полюс.

Экстремальное путешествие

- Еще в прошлом году возникла идея отправиться в Антарктиду, - рассказывает Александр Владимирович. - В январе мы с товарищами осуществили свою мечту. Причем решили достигнуть географического Южного полюса. На лыжах проделали путь, который чуть больше века назад не прошел известный путешественник Эрнст Шеклтон. Он добрался только до 88,8 градуса южной широты и повернул обратно из-за нехватки припасов и сильнейших ветров.

Чтобы попасть в Антарктиду, пришлось преодолеть несколько тысяч километров. «Сначала самолетом из Москвы летели до Сантьяго, - рассказывает Четвериков. - Это заняло около 20 часов. Затем был перелет из столицы Чили в точку сбора - город Пунта-Аренас. Со всей планеты собралось около 60 человек, отважившихся посетить Антарктиду. Нам провели инструктаж по технике безопасности, рассказали о правилах поведения, которые, чтобы выжить, следует соблюдать неукоснительно. Особое внимание уделили обморожениям, показав несколько устрашающих картинок. Также предупредили: необходимо постоянно носить солнцезащитные очки, поскольку там мощнейшее ультрафиолетовое излучение».

Из Пунта-Аренас интернациональную компанию в Антарктику, на базу «Union Glacier» - единственную точку старта, откуда выдвигаются все группы, доставили транспортным самолетом ИЛ-76. «Судя по тому, что на борту виднелась надпись «Air Almaty», когда-то он летал в Казахстане, - рассказывает курянин. - Самолет транспортный - никаких иллюминаторов. Хорошо, хоть сиденья были. Через четыре часа машина села на ледяное поле базы. Температура в Пунта-Аренас была около плюс 10, здесь же нас ждал 30-градусный мороз».

Всего есть четыре классические программы посещения Антарктиды. «Кроме нас, россиян, в программе «Последний градус» было еще две группы - из ЮАР и США, - поясняет Четвериков. - Другая программа - «Семь вершин» с покорением самых высоких гор планеты, включая массив Винсен в Антарктиде. Третья программа предполагает только пребывание на базе «Union Glacier» - тоже интересно. А есть четвертая, совсем малочисленная группа свободных путешественников. Это самые экстремальные люди, которых я когда-либо встречал. После того как мы прошли свой путь и осознали, что такое Антарктида, эти люди в наших глазах стали настоящими героями. Один из них - немец - путешествовал 59 дней по Южному континенту совершенно один и прошел 600 километров. Познакомились с норвежкой, которая также в одиночку покоряет Антарктиду. В эту же группу входит знаменитый путешественник, ученый и директор музея Арктики и Антарктики Виктор Боярский, который прошел всю Антарктиду».

«Бермудский треугольник»

Антарктида - суровый континент с непредсказуемой погодой, морозами и жуткими ветрами. Для посещения туристов она открыта только летом, которое здесь длится в декабре-январе.

- На базе «Union Glacier» нам выдали необходимое обмундирование -лыжи, палатки, лопаты, горелки, кастрюли и сухой паек, - рассказывает Четвериков. - Приставили к нашей группе из восьми человек двух замечательных инструкторов. Считаю, благодаря им мы дошли до полюса практически полным составом живыми и здоровыми. Правда, одного туриста пришлось эвакуировать из-за развития горной болезни (средняя высота поверхности Антарктиды над уровнем моря составляет более 2000 метров, а в центре континента достигает 4000 метров), не смог организм справиться. В других группах ситуация была хуже. Один из жителей ЮАР отморозил пальцы на руках, там их и ампутировали. В другой группе парень ослеп. Утром у него обледенели очки, он их снял и весь день шел без них. Сжег роговицу глаз, теперь ему предстоит долгий и сложный курс лечения.

На базе мы погрузились в самолет «Баслер» и через несколько часов совершили высадку в150 километрах от Южного полюса. Дальше - только на лыжах.

- Впряглись в сани, на которых тащили одежду, палатки, провиант, инструменты, выстроились в линию, пристегнувшись к тросу карабинами, - продолжает Александр Четвериков.

- Температура минус 36 градусов, но из-за ветра, 10-12 метров в секунду, казалось еще холоднее. Гиды поставили нам первую задачу: преодолеть четыре километра за девять часов. Мы подумали, что это шутка. Что там идти-то? Но это были самые трудные километры в моей жизни! Из-за кислородного голодания каждое движение давалось с огромным трудом. Наклоняешься поправить крепление лыжи, выпрямляешься - и голова идет кругом, звезды перед глазами плывут. К тому же постоянно встречаются глубокие трещины. Даже провалиться в мелкую расщелину - верная гибель. Помощи ждать неоткуда. Каждую минуту 10-дневного пешего путешествия я просил у Бога сил, вспоминал маму и клял себя за то, что решил посетить Антарктиду. На следующий день у меня началась горная болезнь. Слабость, жуткая тошнота, сильная головная боль и потеря координации. И к мысленным просьбам добавилась еще одна - только бы не упасть. Нехорошо будет - все идут, а ты свалился. Другим тоже нелегко. Но идут же! Терпят! И тащат 80-килограммовые сани. Настоящим испытанием первое время было поставить палатку. Нужно расчистить место, вбить клинья, натянуть стропы, окопаться... Так тяжело все это давалось - постоянно находились в полукоматозном состоянии! К тому же умудрялись терять вещи в палатке! От аспирина, который нужно было пить каждый день в лошадиных дозах для разжижения крови, до куртки или 5-литровой кастрюли! Даже прозвали палатку «бермудским треугольником».

«Был уверен, что разобьемся»

Каждый день посетителей Антарктиды (а туризмом это путешествие назвать никак нельзя) сопровождает один и тот же пейзаж: чистейший голубой снег, низкое небо, причудливые облака и горизонт в 180 градусов. «Видно, что земля круглая, - улыбается Четвериков. - Утро, день, вечер и ночь означают только определенное время суток, а не уровень освещенности. Солнце светит постоянно! День в Антарктиде длится полгода. Еще поразила хрустальная звенящая тишина, которая нарушается взрывным эхом от каждого твоего шага».

Александр Владимирович говорит, что это был самый экстремальный фитнес минус 10 кило за десять дней! Сказались физические нагрузки и плохое питание. «Те, кто покоряет Антарктиду не в первый раз, взяли свое продовольствие, - говорит он. - Мы же положились на сух пайки, которые выдают организаторы. За что и поплатились. Хотя на пакетах было написано название разных блюд - от пирога до спагетти с соусом болоньезе - разницы мы не чувствовали. Зальешь пакет горячей водой и получаешь абсолютно несъедобное месиво жуткого цвета. Спасались энергетическими батончиками.

Кстати, всех посетителей Антарктиды в самом начале экспедиции строго предупредили: запрещено оставлять что-либо на континенте. Включая отходы жизнедеятельности, которые нужно забирать с собой, даже выдали спецпакеты.

Четвериков говорит, что во время похода мечтал о горячем душе. «Скажем так, обходились локальной личной гигиеной, - говорит он. - А как-то отважились принять «снежный душ». Утром вышли из палатки, температура воздуха ниже -40, и минуты две обтирались снегом. От лютого холода и обжигающего ледяного ветра мы, взрослые мужики, не то что кричали, орали! И никто не заболел! Не случайно Антарктиду называют самым чистым континентом - вирусов там нет».

При этом курянин признается, что поход дал возможность отключиться от проблем и подумать. «Я взял с собой два плеера, думал, во время переходов буду музыку слушать, - смеется он. - Как бы не так! Лишь однажды включил плеер и понял, что со звенящей тишиной Антарктики это несовместимо. И вспомнил строчки Игоря Губермана: «В час важнейшего в жизни открытия мне открылось, гордыню гоня, что текущие в мире события превосходно текут без меня». Это так чудесно - провести пару недель без информации, новостей и надоевших мобильных телефонов».

В назначенный день группа достигла конечной точки своего путешествия. «Мы были безумно рады, что сделали это, - говорит Четвериков. - Разбили палатки и, несмотря на дикую усталость, отправились фотографироваться. Посетили американскую антарктическую научную станцию, названную в честь первооткрывателей Южного полюса - Амундсена и Скотта. Она поразила размахом и технологиями. В зданиях, вокруг которых на тысячи километров нет ничего, кроме снега и льда, находится свой отдельный мир. Потом за нами прилетел самолет, чтобы доставить на базу.

Окончание экспедиции Александр Четвериков будет помнить еще очень долго. Достигнув географического Южного полюса, все участники пребывали в эйфории, пока не сели в самолет. «Когда улетали, начиналась сильнейшая пурга, - вспоминает курянин. - Поднявшись в воздух, самолет стал неуправляемым! Его швыряло из стороны в сторону, он проваливался в воздушные ямы, шел юзом, заваливался набок, по салону летали незакрепленные вещи. Было жутко! Попадание в зону турбулентности - ничто в сравнении с тем, что мы испытали. А тут еще я вспомнил, что первое посещение Антарктиды туристами закончилось авиакатастрофой. Тогда погибло порядка 160 человек. Был уверен, что нас постигнет та же участь. Судя по гробовой тишине, остальные участники экспедиции считали так же. И лишь благодаря невероятному профессионализму пилотов все закончилось благополучно. В те моменты я снова думал: «И зачем мне нужна была эта поездка?» А вернувшись домой, в Курск, осознал, что это было лучшее путешествие в моей жизни».